Стать лектором
Команда
Редакторская политика

конспект святославА колмогоровА

Философские

проблемы анархизма

В основе анархизма как проекта лежит императив: «А-кратос» («без власти »). Основание власти есть классическая субъектно-объектная эпистемология, то есть в основе власти лежит антиномия субъекта и объекта. В отношении этой антиномии апофатически направлен анархизм.

Проблема объективности

Императив: пробейся к истине — экспансивная точка зрения, предполагающая, что нечто, существующее независимо от нашего сознания, доступно нам для познания.

Но как быть, если поставить императив под вопрос? Как же тогда возможно познание, если мы отрицаем объективность? В чем акратическое начало познания ?

«Объективность может быть достигнута только за счет увеличения числа точек наблюдения. Чем более многочисленными и предвзятыми окажутся перспективы, из которых рассматривается явление, тем боле объективным и беспристрастным будет наблюдение за ним », — так писал Т.Вентурини. То есть объективной позицией считается не экспертная, а наиболее предвзятая и распространенная.

П.Фейерабенд говорил: «Назвать какую-то процедуру или точку зрения объективной — значит утверждать, что она верна, независимо от человеческих ожиданий, идей, позиций, желаний. Именно на это и претендуют наши учёные и интеллектуалы».

Проблема субъекта

Проблема субъекта заключается в идее гносеологического оптимизма: мир познаваем, границ познания нет, необходимы лишь время и средства — субъекту доступна истина объекта благодаря хорошим методам и средствам, то есть субъект может носить статус эксперта. Критика фигуры эксперта связана с эпистемологической критикой концепта доступа к реальности.

Но не путаем ли мы реальность со своими представлениями о ней? Насколько наши методы релевантны и годятся для её познания? Кто может полагать себя субъектом, провозглашающим собственные представления о мире реальностью?

У Джорджа Спенсера Брауна есть аналогия, которая позволит нам представить, что по-настоящему делает субъект: Субъект рисует круг, который он заштриховывает, а после взаимодействует с отмеченным сегментом реальности, вкладывая в него своё представление о мире. Всё же остальное остается неотмеченным — серое пятно.

Некоторое время субъект помнит что нанёс разметку на реальность, но после забывает и начинает воспринимать отмеченный сегмент как реальность в целом.

Проблема объекта

За жаркими спорами эпистемологии мы упускаем, что вопрос об объекте не является эпистемологическим вопросом о том, как мы познаем объекты. Вопрос об объекте — прежде всего о том, что есть «объект». Эпистемология, или вопросы познания, должна предшествовать онтологии: онтологическая перспектива — это объектно-ориентированная эпистемология. В этой перспективе мы можем говорить о двух формах реализма: реализме эпистемологическом и реализме онтологическом;

Эпистемологический реализм утверждает, что наше представление и язык — верные отражения нашего мира таким, какой он есть, независимо от факта нашего существования. Он стремится различать истины, представления и фантазмы.

Онтологический реализм занят не познанием объектов субъектами, а бытием самих объектов безотносительно к тому, существуют ли они — те, что их представляют.

Задача онтологического реализма помыслить бессубъектный объект, или объект для себя, а не коррелят субъекта.

Проблема антропоцентризма

Анархизм — децентрализующее учение, которое критикует любую централизацию, а потому кратический антропоцентризм является проблемным с точки зрения учения.

«Скорее, мы получаем предопределение различий и децентрализацию человека. Дело не в том, что мы должны уделять внимание объектам в ущерб людям. Такое предположение исходит из допущения, что люди — это какая-то особая категория, следовательно, предположение основано на том, что объекты суть корреляты или полюсы, противостоящие или предстоящие людям. Напротив, в онтологии есть только один вид сущего: объекты. Как следствие, люди не исключаются, а, скорее, являются одним из видов объектов, существующих или населяющих мир, наделенный своими специфическими силами и способностями», — так писала Леви Брайант, предпринимая попытку возвысить значимость материи, то бишь мира, до уровня человека.

Существует ещё одна позиция — «Ассамбляж», который восходит к анархистской традиции: вместо субъективно-объективной этимологии появляется понятие «коллектив», которое представляет собой союз анархистского принципа эгалитарной конфедерации и анархистского этоса.

Виталистский материализм: «Для виталистического материализма электросеть является нестабильной смесью из угля и пота, электромагнитных полей, компьютерных программ, фантазии о господстве, атмосферных помех, законов, воды, экономической теории, проволоки и дерева — всё это лишь часть её актантов».

Проблема этики

Когда мы говорим о корректности и приемлемости, мы всегда выходим на тему этики. Насколько нравственны те или иные практики?

Этика разделяется на этику метафизическую и этику материалистическую. Метафизическая этика: Нечто полагается нормальным/ненормальным, дозволяется/не дозволяется, исходя из заданной картины, определяемой нарративом власти. Материалистическая этика: Нечто полагается неприемлемым, потому что может нарушить тонкие взаимосвязи окружающего мира (его «ассамбляжей"/"коллективов"/"конфедераций»), в которые мы вписаны, и целостность которого остаётся в наших интересах.

Материалистическая этика позволяет работать с этическим, не покидая материалистической парадигмы — анархическая этика является материалистической и этика объектно-ориентированных онтологий, которые родственны анархизму, тоже оказывается глубоко материалистической, поскольку отсылает к конкретным ситуациям, которые являются отражением реальности, а не нашими представлениями о ней.

Проблема личности

Возможно ли сохранить концепт личности, оставшись на позициях материализма, умеренного экономического детерминизма и применяя постгуманитическую перспективу?

На этот вопрос отвечает Рози Брайдотти с своим проектом экосовского материализма, предлагая рассматривать человека как часть экосистемы, при этом не упуская из поля зрения особенности человека.

Замыкающие проблемы философии анархизма

В порядке многоточия обозначим несколько проблем:

Проблема философии истории: индетерминизм — не жесткая детерминированность истории. Отсутствует концепция стадиального политогенеза. Критический взгляд на модерн как на не необходимый и не неизбежный. Невозможно прогнозировать ситуацию целиком в её должном виде — решение не заготовлено.

Проблема прогресса: взгляд «после — значит лучше» и «до — значит хуже» очень механистический, за что в анархическом проекте подвергается критике. Такой взгляд на историю создает риск метафизического проектирования, под который мы будем подтягивать реальность.

Проблема темпоральности: проблема времени — это очень важная проблема для онтологии, но она ещё очень плохо разработана в анархизме: мы имеем дело с недетерминированной пластичностью.

Проблема свободы связана с пониманием времени, с пониманием философии анархизма, с пониманием присутствия в реальности.

Проблемы смысла: после смерти бога пропадают учреждённые ранее смыслы, а после исчезновения инстанций власти уже непонятно, как производить смысл, и тогда смыслопроизводящим началом становятся сами субъекты.

Проблема творчества: творческое восприятие и освоение реальности: процесс творческой коммуникации. Творчество как что-то неопределённое, что определяет себя в процессе и для чего процессуальность принципиально значима.
Made on
Tilda