Стать лектором
Команда
Редакторская политика
[PHIL 181] Тамара Гендлер. Философия и Наука о природе человека

Вводная лекция

Профессор Гендлер объясняет междисциплинарность курса необходимостью привлечь труды из области философии, психологии, поведенческой экономики и литературы, чтобы всесторонне рассмотреть тему природы человека. Курс содержит три основных раздела: счастье и процветание, мораль и политическая философия.

Глава 1. Введение. Программа курса

Профессор Тамара Гендлер: Итак, добро пожаловать на курс «Философия и Наука о природе человека». Я рада, что вас здесь сегодня так много, надеюсь, что в четверг будет еще больше. Сегодня я попытаюсь дать вам общее понятие об этом курсе, чтобы вы могли взвесить все «за» и «против» и понять, нужно ли каждому включать его в свой учебный план.

В начале лекции я объясню, с чем мы в принципе будем иметь дело, и обозначу свою роль в рамках нашей работы. Затем я собираюсь пробежаться по трем основным темам семестра, чтобы стало примерно понятно, о каком материале будет идти речь. А в заключение немного расскажу об отличительных особенностях курса и о некоторых моих требованиях.

Название может сразу озадачить своей широтой и междисциплинарностью. Оно звучит как «Философия и Наука о природе человека», при этом сам курс включен как в программу по философии, так и в программу по когнитивным наукам, и даже в программу психологии в качестве основного. Итак, с чем же мы здесь имеем дело? В каком-то смысле этот курс похож на «Направленное изучение философии» или «Философия 125-126». То есть, мы с вами будем читать труды Платона, Аристотеля, Эпиктета, Боэция, Гоббса, Юма и Милля - крупнейших философов западной традиции. Мы изучим их в примерно хронологическом порядке и попытаемся ответить на вопросы, обсуждаемые в классическом курсе философии, или же вопросы, похожие на них.

Кроме того, мы поработаем с материалами из курса этики. В рамках одной из тем мы рассмотрим три основные этические теории западной философской традиции, поговорим об утилитаризме, о деонтологии и об этике добродетели, а также о том, как они соотносятся между собой.

Помимо этого, вы ознакомитесь с материалами курса «Введение в политическую философию». Мы кратко рассмотрим работы Томаса Гоббса о легитимности государства, обсудим спор Джона Роулза и Роберта Нозика о важности свободы и равенства.

Так что в каком-то смысле это обычный курс, но при этом узконаправленный, специализирующийся на философии морали и политической философии. Это не курс по метафизике или эпистемологии. Здесь мы не будем говорить о свободе воли или проблеме сознания и тела, хотя и эти вопросы вполне можно отнести к теме философии природы человека.

Отличительная особенность еще и в том, что, в дополнение ко вкладу, который вносит философия, он опирается и на знания из ряда других дисциплин. Поэтому одна из основных наших задач — поразмышлять о том, как вопросы, поднятые классическими философами, продолжают обсуждаться и в других современных исследованиях.

А именно в современной когнитивистике, которая рассматривает отношения между, с одной стороны, людьми как рациональными существами, способными к пониманию себя и своего места в этом мире, и с другой — людьми как животными, которые, конечно, эволюционировали, но продолжают подчиняться силам вне собственного разума и контроля.

В свете того, что люди способны подвергаться влиянию в различных ситуациях, мы рассмотрим ряд психологических исследований, прочитаем некоторые работы Фрейда, обсудим когнитивно-поведенческую терапию, поговорим о посттравматическом стрессовом расстройстве. Мы изучим такое понятие, как «счастье», используя замечательную книгу, написанную Джонатаном Хайдтом, выпускником Йельского университета. Мы ознакомимся и с другими социально-психологическими работами, работами о саморегуляции, любви и дружбе, а также разберемся в эмпирических исследованиях таких проблем, как моральные основания и наказание.

Большая часть материала, которая определила содержание курса, взята из психологии. Но некоторые работы будут и из классической политологии. Например, в ходе обсуждения проблемы легитимности государства мы познакомимся с понятием «дилеммы заключенного». Мы поговорим о трагедии общин, а в заключительной части курса обсудим роль риторики и аргументации в политическом убеждении.

Мы не обойдем стороной и труды из области поведенческой экономики. Так, например, одно из ваших будущих заданий - прослушать речь Даниэля Канемана, лауреата Нобелевской премии, основателя поведенческой экономики. И, конечно, мы рассмотрим работы из теории дуального процесса мышления и некоторые выдержки из восхитительной книги Дэна Ариэли по поведенческой экономике.

Наконец, мы обратимся даже к теории литературы: прочитаем небольшой отрывок из «Илиады», рассказ Урсулы Ле Гуин, а также диалог Платона о роли литературы и художественного представления и влиянии их на человеческое самопонимание.

Итак, в этом курсе я постараюсь объединить все перечисленные области таким образом, чтобы получить связную историю о том, что есть человеческое существо и как это понятие рассматривается с разных позиций.

Всю структуру курса можно описать вот такой поговоркой: «Вторник - из философии мертвый парень, в четверг - когнитивистский сценарий». За исключением того, что не все философы, которых мы будем читать, мертвы. И не все из них парни. И не все тексты, которые мы будем разбирать, когнитивистские. И на самом деле, большинство материалов мы будем обсуждать, как во вторник, так и в четверг. Но в целом, несмотря на множество допущений, поговорка работает.

Курс базируется на трех основных темах. Во-первых, это «Счастье и процветание». Что говорит о процветании древняя философия Запада? Как это связано с исследованиями различных литературных и научных традиций о том, что именно позволяет нам «процветать»? Что есть такого в человеческой природе, что может дать нам ключ к пониманию подлинного счастья? Это первая серия вопросов, к которым мы будем обращаться.

Оказывается, ответ на последний из них уже дали античные философы. Как гласит древняя метафора, люди процветают, когда в их душе царит порядок. Когда душа находится в определенного рода гармонии, мы ведем себя в соответствии с представлениями о морали.

Вторая же часть курса рассматривает то, что мы чувствуем, когда поступаем в соответствии с моральными предписаниями, а также то, что мы действительно имеем в виду, называя какой-то поступок моральным или аморальным.

Как я уже упоминала, мы рассмотрим три основные философские концепции морали и некоторые связанные с ними вопросы. Например, почему наказание оправдано, когда мы его оправдываем? Мы оправдываем его только из-за работы нашей психики или это действие носит также и этический характер?

В заключительной части мы перейдем от личности к обществу в целом и подумаем о том, что делает политическую структуру легитимной; о том, как должны быть организованы государство и гражданские институты, чтобы поддерживать всеобщее процветание.

Итак, вот наши основные темы. Как можете видеть, в программе курса, которую я раздала, они находятся в самом начале, а гораздо более подробный набор вопросов можно найти на третьей и четвертой страницах.

Помимо своего содержательного аспекта, курс способствует еще и тому, чтобы вы задумались о методологии каждой из дисциплин, на которые он опирается. Так что моя цель - не только познакомить вас с рядом традиционных философских дискуссий о человеке, но и заставить вас задуматься, что есть общего у этих дискуссий, и почему такое философское размышление может оказаться ценным для ответа на волнующие нас вопросы.

Мы сделаем нечто похожее и в отношении других дисциплин. То есть, рассмотрим литературу по психологии, поведенческой экономике и политологии и подумаем: что есть особенного в философском подходе при ответе на все эти вопросы, и почему он так отличается от подходов, принятых другими дисциплинами?

И наконец, я попрошу вас подумать не только в контексте этого курса, но и в контексте других занятий о том, как данный материал раскрывает междисциплинарность рассматриваемых нами вопросов.
Профессор Тамара Гендлер: Итак, добро пожаловать на курс «Философия и Наука о природе человека». Я рада, что вас здесь сегодня так много, надеюсь, что в четверг будет еще больше. Сегодня я попытаюсь дать вам общее понятие об этом курсе, чтобы вы могли взвесить все «за» и «против» и понять, нужно ли каждому включать его в свой учебный план.

В начале лекции я объясню, с чем мы в принципе будем иметь дело, и обозначу свою роль в рамках нашей работы. Затем я собираюсь пробежаться по трем основным темам семестра, чтобы стало примерно понятно, о каком материале будет идти речь. А в заключение немного расскажу об отличительных особенностях курса и о некоторых моих требованиях.

Название может сразу озадачить своей широтой и междисциплинарностью. Оно звучит как «Философия и Наука о природе человека», при этом сам курс включен как в программу по философии, так и в программу по когнитивным наукам, и даже в программу психологии в качестве основного. Итак, с чем же мы здесь имеем дело? В каком-то смысле этот курс похож на «Направленное изучение философии» или «Философия 125-126». То есть, мы с вами будем читать труды Платона, Аристотеля, Эпиктета, Боэция, Гоббса, Юма и Милля - крупнейших философов западной традиции. Мы изучим их в примерно хронологическом порядке и попытаемся ответить на вопросы, обсуждаемые в классическом курсе философии, или же вопросы, похожие на них.

Кроме того, мы поработаем с материалами из курса этики. В рамках одной из тем мы рассмотрим три основные этические теории западной философской традиции, поговорим об утилитаризме, о деонтологии и об этике добродетели, а также о том, как они соотносятся между собой.

Помимо этого, вы ознакомитесь с материалами курса «Введение в политическую философию». Мы кратко рассмотрим работы Томаса Гоббса о легитимности государства, обсудим спор Джона Роулза и Роберта Нозика о важности свободы и равенства.

Так что в каком-то смысле это обычный курс, но при этом узконаправленный, специализирующийся на философии морали и политической философии. Это не курс по метафизике или эпистемологии. Здесь мы не будем говорить о свободе воли или проблеме сознания и тела, хотя и эти вопросы вполне можно отнести к теме философии природы человека.

Отличительная особенность еще и в том, что, в дополнение ко вкладу, который вносит философия, он опирается и на знания из ряда других дисциплин. Поэтому одна из основных наших задач — поразмышлять о том, как вопросы, поднятые классическими философами, продолжают обсуждаться и в других современных исследованиях.

А именно в современной когнитивистике, которая рассматривает отношения между, с одной стороны, людьми как рациональными существами, способными к пониманию себя и своего места в этом мире, и с другой — людьми как животными, которые, конечно, эволюционировали, но продолжают подчиняться силам вне собственного разума и контроля.

В свете того, что люди способны подвергаться влиянию в различных ситуациях, мы рассмотрим ряд психологических исследований, прочитаем некоторые работы Фрейда, обсудим когнитивно-поведенческую терапию, поговорим о посттравматическом стрессовом расстройстве. Мы изучим такое понятие, как «счастье», используя замечательную книгу, написанную Джонатаном Хайдтом, выпускником Йельского университета. Мы ознакомимся и с другими социально-психологическими работами, работами о саморегуляции, любви и дружбе, а также разберемся в эмпирических исследованиях таких проблем, как моральные основания и наказание.

Большая часть материала, которая определила содержание курса, взята из психологии. Но некоторые работы будут и из классической политологии. Например, в ходе обсуждения проблемы легитимности государства мы познакомимся с понятием «дилеммы заключенного». Мы поговорим о трагедии общин, а в заключительной части курса обсудим роль риторики и аргументации в политическом убеждении.

Мы не обойдем стороной и труды из области поведенческой экономики. Так, например, одно из ваших будущих заданий - прослушать речь Даниэля Канемана, лауреата Нобелевской премии, основателя поведенческой экономики. И, конечно, мы рассмотрим работы из теории дуального процесса мышления и некоторые выдержки из восхитительной книги Дэна Ариэли по поведенческой экономике.

Наконец, мы обратимся даже к теории литературы: прочитаем небольшой отрывок из «Илиады», рассказ Урсулы Ле Гуин, а также диалог Платона о роли литературы и художественного представления и влиянии их на человеческое самопонимание.

Итак, в этом курсе я постараюсь объединить все перечисленные области таким образом, чтобы получить связную историю о том, что есть человеческое существо и как это понятие рассматривается с разных позиций.

Всю структуру курса можно описать вот такой поговоркой: «Вторник - из философии мертвый парень, в четверг - когнитивистский сценарий». За исключением того, что не все философы, которых мы будем читать, мертвы. И не все из них парни. И не все тексты, которые мы будем разбирать, когнитивистские. И на самом деле, большинство материалов мы будем обсуждать, как во вторник, так и в четверг. Но в целом, несмотря на множество допущений, поговорка работает.

Курс базируется на трех основных темах. Во-первых, это «Счастье и процветание». Что говорит о процветании древняя философия Запада? Как это связано с исследованиями различных литературных и научных традиций о том, что именно позволяет нам «процветать»? Что есть такого в человеческой природе, что может дать нам ключ к пониманию подлинного счастья? Это первая серия вопросов, к которым мы будем обращаться.

Оказывается, ответ на последний из них уже дали античные философы. Как гласит древняя метафора, люди процветают, когда в их душе царит порядок. Когда душа находится в определенного рода гармонии, мы ведем себя в соответствии с представлениями о морали.

Вторая же часть курса рассматривает то, что мы чувствуем, когда поступаем в соответствии с моральными предписаниями, а также то, что мы действительно имеем в виду, называя какой-то поступок моральным или аморальным.

Как я уже упоминала, мы рассмотрим три основные философские концепции морали и некоторые связанные с ними вопросы. Например, почему наказание оправдано, когда мы его оправдываем? Мы оправдываем его только из-за работы нашей психики или это действие носит также и этический характер?

В заключительной части мы перейдем от личности к обществу в целом и подумаем о том, что делает политическую структуру легитимной; о том, как должны быть организованы государство и гражданские институты, чтобы поддерживать всеобщее процветание.

Итак, вот наши основные темы. Как можете видеть, в программе курса, которую я раздала, они находятся в самом начале, а гораздо более подробный набор вопросов можно найти на третьей и четвертой страницах.

Помимо своего содержательного аспекта, курс способствует еще и тому, чтобы вы задумались о методологии каждой из дисциплин, на которые он опирается. Так что моя цель - не только познакомить вас с рядом традиционных философских дискуссий о человеке, но и заставить вас задуматься, что есть общего у этих дискуссий, и почему такое философское размышление может оказаться ценным для ответа на волнующие нас вопросы.

Мы сделаем нечто похожее и в отношении других дисциплин. То есть, рассмотрим литературу по психологии, поведенческой экономике и политологии и подумаем: что есть особенного в философском подходе при ответе на все эти вопросы, и почему он так отличается от подходов, принятых другими дисциплинами?

И наконец, я попрошу вас подумать не только в контексте этого курса, но и в контексте других занятий о том, как данный материал раскрывает междисциплинарность рассматриваемых нами вопросов.

Глава 2. Кольцо Гига

Итак, сегодняшнюю лекцию можно назвать обзорной. Сейчас я приведу три примера тем, которые мы будем рассматривать в этом семестре.

Первый из них взят из текстов, которые мы прочитаем к четвергу — это история из Платоновской Республики под названием «Кольцо Гига».

В четверг я расскажу вам немного больше о том, как эта история вписывается в контекст книги, но пока все, что вам нужно знать, это то, что существует персонаж по имени Главкон — один из братьев Платона, автора этого диалога. Главкон беседует с великим древнегреческим философом Сократом и пытается убедить его в том, что, когда люди действуют согласно морали, то единственная причина их поступков заключается в неотвратимости наказания.

Сейчас я прочитаю вам отрывки из этого труда. Мы будем иметь дело с «цифрами Стефана» (на следующем занятии я объясню, что это значит), а сейчас у Вас будет шанс услышать отрывки из Платона. В любом переводе можно найти страницы 359-360 - это то, что я Вам сейчас прочитаю. Итак:

«Гиг был пастухом и батрачил у тогдашнего правителя Лидии; как-то раз, во время проливного дождя и землетрясений, земля кое-где полопалась, и в тех местах, где Гиг пас свое стадо, появились трещины. Заметив это, Гиг из любопытства спустился в расщелину и увидел там различные диковины, среди которых был медный конь, полый и с дверцами по бокам. Заглянув внутрь, Гиг увидел мертвеца, с виду больше человеческого роста. Одежды на самом мертвеце ничего не было, лишь был виден золотой перстень. Гиг снял этот перстень и забрал себе, а затем вылез наружу».

«Когда пришла пора пастухам собраться на сходку, как они обычно делали каждый месяц, чтобы отчитаться перед царем о состоянии стада, Гиг тоже отправился туда, а на руке у него был перстень. Так вот, когда он сидел среди пастухов, случилось ему повернуть перстень камнем к ладони, и чуть только это произошло, Гиг стал невидимкой, и сидевшие рядом говорили о нем уже как об отсутствующем. Он подивился, нащупал снова перстень и повернул его камнем наружу, и чуть повернул, снова стал видимым. Заметив это, он начал пробовать, действительно ли перстень обладает таким свойством, и всякий раз получалось, что стоило только повернуть перстень камнем к ладони, он делался невидимым, а камнем наружу—видимым».

«Осознав это, он сразу повел дело так, чтобы попасть в число вестников, окружавших царя. А получив к царю доступ, Гиг совратил его жену, вместе с ней напал на него, убил и захватил власть».

Такова история кольца Гига. Зачем Главкон вообще рассказывает эту историю? Для того, чтобы, услышав ее, вы задумались. Задумались о том, что, имея возможность избежать наказания за преступление, поступили бы как так же, как поступил Гиг.

Главный вывод Главкона состоит в том, что те, кто поступают справедливо и действуют в соответствии с моральным кодексом своего общества, делают это просто потому, что им не хватает сил поступать несправедливо. То есть они действуют так, потому что боятся наказания общества, а не потому, что это действительно ценно для них самих.

Ваше задание по чтению на четверг включает в себя текст, связанный с историей, которую я только что рассказала. То есть это, во-первых, история Главкона о проблеме, с примером которой мы ознакомились, а также разговор Главкона и Сократа, который стал своего рода ответом на вызов, брошенный этой историей. Кроме того, мы прочитаем некоторые эмпирико-психологические работы о поведении людей в тех ситуациях, когда они думают, что за ними никто не наблюдает.

Так вот, мы с вами собираемся задать вопрос о том, могут ли, и, в сущности, должны ли люди вести себя так, как вел себя Гиг. Это пример одной из тем, к которым мы будем обращаться в рамках этого курса.

Глава 3. Проблема вагонетки

Второй темой для обсуждения в данном курсе будет мораль. Пример, который я сейчас приведу, является классическим и, кроме того, он стал довольно популярен в современных дискуссиях о морали. Он относится к некоторым работам 40-летней давности философов Джудит Томсон и Филиппы Фут. Ситуация, с которой, как я подозреваю, некоторые из вас знакомы, связана с вагонеткой, которая мчится по рельсам в направлении пяти лежащих на рельсах человек и, если ее не развернуть, то она их убьет.

Так вот, вопрос, который любят задавать философы, заключается в следующем. Предположим, что есть переключатель, с помощью которого вы можете перенаправить вагонетку так, чтобы она свернула на другие рельсы и убила одного человека вместо пяти. В следующий раз, когда у нас будут устройства для голосования (кликеры), то опрос будет иметь больше научных оснований, но сейчас вы просто поднимете руки. Кто из вас считает, что допустимо или необходимо с точки зрения морали, то есть или разрешено, или необходимо (не запрещено) переключить вагонетку так, чтобы она врезалась в одного человека, а не в пятерых? Кто думает, что допустимо или необходимо повернуть вагонетку так, чтобы умер один человек, а не пять? [пауза] Хорошо. А теперь сколько из вас думает, что морально недопустимо разворачивать вагонетку так, чтобы она убила одного вместо пятерых? Кто думает, что это морально недопустимо, запрещено? [пауза] Хорошо. Итак, как я уже сказала, у нас нет кликеров, но большая часть группы считает, что вагонетку необходимо или допустимо повернуть.

Теперь предположим, что у нас несколько иная ситуация. Вместо одного человека, лежащего на рельсах, перед нами скорее что-то вроде моста. А сверху стоит довольно крупный в обхвате мужчина, причем настолько крупный, что если бы вам нужно было сдвинуть его тем же рычагом, то его веса хватило бы, чтобы помешать тележке сбить пятерых.

Сколько из вас думает, что морально необходимо или допустимо столкнуть этого толстяка с моста, чтобы тележка не врезалась в пятерых? [пауза] А кто считает, что это морально недопустимо? Еще раз, руки вверх? [пауза] Хорошо. Теперь раз у нас совершенно другой расклад.

Представим, что мы оказались в больнице, и те пятеро, что так и не были сбиты вагонеткой, ужасно травмированы. Одному из них нужно сердце, одному легкое, одному нога, другому рука и последнему глаз. Тут к нам заходит здоровый мужчина со всеми нужными органами. Кто думает, что морально необходимо или допустимо разрезать одного, чтобы спасти пятерых? [пауза] Я не буду сидеть с вами в ожидании приема, не волнуйтесь. Три руки. Кто думает, что с точки зрения морали это запрещено? [пауза] Хорошо.

Теперь предположим, что на вас бежит медведь. Вы стоите среди других людей, а медведь бежит именно на вас. Кто считает, что морально допустимо убраться с его пути? [пауза] Хорошо. Представим, что когда это произойдет, медведь съест того, кто стоял рядом. Хорошо. Случай номер два. Допустим, на вас снова бежит медведь. Кто считает, что морально допустимо повернуться и выставить другого человека перед собой, чтобы защититься от медведя? [пауза] Очень неодинаковое распределение голосов.

Хорошо. Итак, что же здесь происходит? В ситуации с переключением вагонетки при повороте тележки умирает один человек, а пятеро остаются в живых. В случае с толстяком, если мы его столкнем, умрет один, а пятеро будут живы. В случае с больницей и пациентом мы приводим и разрезаем несчастного. Умирает один человек, пятеро - живы. В ситуации с медведем, когда вы уворачиваетесь и медведю достается ваш сосед, он умирает, а вы выживаете. В ситуации, где вы выставляете человека перед собой как щит, он умирает, а вы остаетесь в живых.

Теперь мы поговорим о различиях наших реакций в описанных случаях. Есть ли действительно морально значимая разница между тем, чтобы повернуть вагонетку и убить одного вместо пятерых, и тем, чтобы столкнуть толстяка, и также убить одного вместо пятерых? Или наши реакции различаются чисто психологически? Есть ли в самом деле разница между тем, чтобы пригнуться и тем самым навредить человеку, или заслонить себя другим человеком, тем самым подставив его под угрозу? Чем именно объясняется различие наших реакций в этих случаях? Какие моральные и психологические последствия это имеет?

Глава 4. Прокрастинация

Третий перечень примеров. Думаю, некоторые из вас знакомы со следующей ситуацией. Вы устанавливаете режим питания, в соответствии с которым нужно есть больше фруктов и овощей, а вместо этого поддаетесь искушению и лопаете тортик. Или вы твердо решаете копить деньги на что-то важное, а потом вас вдруг соблазняет возможность съездить на Ямайку или купить новый iPod touch или PlayStation, чтобы отвлечься от чтения. Так что же такого есть в человеке, от чего он только строит эти планы, а потом им не следует? И что мы с вами можем сделать, чтобы сдержать обещания, которые мы дали себе в моменты рефлексии?

Задание по чтению, которое я давала на сегодня, - это очень краткая глава из знаменитой книги Дэна Ариэли. Это глава о прокрастинации. В ней он описывает ряд стратегий, которые мы можем использовать, чтобы помочь себе придерживаться долгосрочных обязательств.

Так, например, одна из вещей, которую люди делают, если хотят заставить себя почитать, заключается в том, что они идут в библиотеку и окружают себя другими читающими людьми. Если вы находитесь в социальной среде, где другие люди соответствуют стандарту, которому хотите соответствовать и вы, то в скором времени заметите, что делаете именно это, а не то, о чем в конечном счете пожалеете. Если вы обнаружите, что вас невероятно тянет к еде, которую вы себе запретили, возможно, будет полезно ограничить к ней доступ.

В главе, которую мы читаем, Дэн Ариэли описывает пример того, что он назвал «методом ледяного стакана». То есть, если вы склонны совершать импульсивные покупки в интернете, нужно взять свою банковскую карту, положить ее в стакан с водой, а стакан поставить в морозилку. Затем, если вы захотите что-то купить, вам нужно вынуть карточку из морозилки и растопить ее. И если после этого вы все еще будете хотеть купить ту самую вещь, тогда вперед. Таким образом, ограничение нашего непосредственного доступа к заманчивым предметам - способ обойти проблему.

Третий способ избежания такого рода проблемы заключается в автоматизации поведения, которое вы хотите поощрять. Например, если я создам на своей кредитной карте такую систему, при которой каждый раз, когда я трачу 10 долларов, на мой сберегательный счет пойдут дополнительные 10, то вместо того, чтобы тратить деньги на покупки, я буду копить их на на то, на что я наиболее нацелена.

Итак, философский и психологический вопрос, который возникает в этой части курса, следующий: что это за вид существ, который способен одновременно и рефлексивно планировать, и при этом не следовать этому плану? Это очень похоже на тех людей, с которыми мы знакомились в двух предыдущих примерах. Это такие существа, которые обладают рефлексивным «Я», способным к рассуждению и принятию обязательств, а также теми аспектами своего «Я», которые реагируют на особенности окружающей среды не рефлексивно.

Так вот, с учетом всего этого, какие стратегии могут помочь этим созданиям придерживаться своих рефлексивно одобренных планов? Такие стратегии существуют, и они делятся на два типа. Первый предполагает увеличение относительной полезности рефлексивного обязательства, то есть это обязательство будет важнее для вас в принципе, в любом виде. Например, чтение, брокколи и копилки - все это в принципе довольно полезные вещи. Другой вид стратегии предполагает уменьшение привлекательности временно заманчивой стратегии: например, ограничение доступа к электронной почте, к еде, передвижениям.

Поэтому одна из вещей, о которой мы будем говорить в контексте курса, как в узком, так и в широком смысле, это рассмотрение понимания большого количества социальных структур через фильтр прокрастинации: законов, моральных кодексов, наказаний, стратегий саморегуляции. То есть всех тех аспектов общества, которые опираются на описанные фундаментальные стратегии. Они объясняют, почему что-то, что было рефлексивно одобрено, мы делаем более ценным, а то, к чему не хотим стремиться, становится для нас менее приемлемым.
Основные тексты
Aristotle, Nicomachean Ethics, translated Terence Irwin. Hackett Publishing, 2000.

Blackburn, Simon. The Oxford Dictionary of Philosophy, second edition. Oxford University Press, 2008.

Epictetus. The Handbook (The Encheiridion), translated by Nicholas White. Hackett Publishing, 1983.

Haidt, Jonathan. The Happiness Hypothesis: Finding Modern Truth in Ancient Wisdom. Basic Books, 2006

Plato, Republic, trans. G.M.A. Grube and C.D.C. Reeve. Hackett Publishing, 1992.

Shay, Jonathan. Achilles in Vietnam: Combat Trauma and the Undoing of Character. Simon & Schuster, 1995.
Курсы
Annas, Julia. "The Phenomenology of Virtue," Phenomenology and Cognitive Sciences 7, 2008.

Ariely, Dan. Predictably Irrational: The Hidden Forces that Shape Our Decisions. Harper Collins, 2008.

Ariely, Dan and Klaus Wertenbroch. "Procrastination, Deadlines, and Performance: Self-Control by Precommittment," Psychological Science Vol. 13:3, 2002.

Batson, Daniel C. "Moral Masquerades Experimental Exploration of the Nature of Moral Motivation," Phenomenology and the Cognitive Sciences, Vol. 7, 2008, pp. 51-66.

Boethius. The Consolations of Philosophy, Bobbs-Merrill, 1962.

Boorse, Christopher and Roy Sorensen. "Ducking Harm," The Journal of Philosophy, Vol. 85, No. 3, March, 1988. pp.115-134.

Csikszentmihalyi, Mihaly. TED talk "Flow." http://www.ted.com/talks/lang/eng/mihaly_csikszentmihalyi_on_flow.html (19-minute video)

Darley, John and Thane S. Pittman. "The Psychology of Compensatory and Retributive Justice," Personality and Social Psychology Review, Vol. 7, No. 4, 2003, pp. 324-336.

Doris, John. "Persons, Situations, and Virtue Ethics." Noûs 32, 1998.

Evans, Jonathan St. B. T. "In two minds: dual-process accounts of reasoning." Trends in Cognitive Science, vol 7, (2003), pp. 454-459

Freud, Sigmund. The Ego and the Id. ed. James Strachey. W. W. Norton & Company; The Standard Edition edition (September 17, 1990)

Gendler, Tamar Szabó. "Alief and Belief," Journal of Philosophy (2008), pp. 634-663.

Gendler, Tamar, Susanna Siegel and Steven M. Cahn, eds. The Elements of Philosophy: Readings from Past and Present. Oxford University Press, 2008.

Homer, The Iliad. Viking, 1990.

Hume, David. Treatise on Human Nature, eds. David Norton and Mary J. Norton. Oxford University Press, 2000.

Kahneman, Daniel. "A Perspective on Judgment and Choice: Mapping Bounded Rationality." American Psychologist, 58 (2003), pp. 697-720.

Kahneman, Daniel. Nobel Prize Lecture "Maps of Bounded Rationality." http://nobelprize.org/nobel_prizes/economics/laureates/2002/kahneman-lecture.html (38-minute video)

Kant, Immanuel. "The Right to Punish," an excerpt from The Philosophy of Law (Rechtslehre). trans. W. Hastie, 1887, pp. 194-198.

Kazdin, Alan. Behavior Modification in Applied Settings. Dorsey Press, 1980.

Kazdin, Alan. Parenting the Defiant Child. Houghton Mifflin, 2008.

LeGuin, Ursula. "The Ones who Walk Away from Omelas: Variations on a Theme by William James" New Directions 3, 1973.

Lewis, David. "The Punishment that Leaves Something to Chance" Philosophy and Public Affairs Vol. 18, No. 1, Winter, 1989, pp. 53-67.

Milgram, Stanley. "Behavioral study of obedience." Journal of Abnormal and Social Psychology, Vol. 67 (1963), pp. 371-378, reprinted in Elliot Aronson, ed. The Social Animal, pp. 26-40.

Nozick, Robert. "Love's Bond," from The Examined Life: Philosophical Meditations. Simon & Schuster, 1989.

Plato, Phaedrus, trans. and ed. R. Hackforth. Cambridge University Press, 1972.

Rawls, John. "Two Concepts of Punishment," an excerpt from "Two Concepts of Rules," Philosophical Review 64: 1955, pp. 3-13.

Stockdale, James "Courage Under Fire: Testing Epictetus in the Laboratory." Speech delivered at King's College, 15 November 1993.

Sunstein, Cass. "Moral Heuristics," Behavioral and Brain Sciences 28, 2005, pp. 531-542.

Thomson, Judith Jarvis. "The Trolley Problem" The Yale Law Journal, Vol. 94, No. 6, May 1985.

Made on
Tilda