Сигнум собирает команду! Присоединяйтесь к проекту уже сегодня!
Стать лектором
Команда
Редакторская политика

тимур печенкин // сигнум

Через тернии к звездам

Две тысячи двадцатый год принёс больше старого чем ожидалось: пожары, войны, массовые протесты и, конечно же, болезни — для полного соответствия откровению от Иоанна Богослова не хватает только голода. Тысячелетиями кризисы приводили к всплеску популярности теорий заговора и различных псевдонаучных концепций. Наше время не только не стало исключением, но и, похоже, выбилось в лидеры: Билл Гейтс, чипирование, вызывающие COVID-19 5G-вышки и прочее творчество спящего народного разума уже проникло в массовую культуру и вряд ли исчезнет из неё в ближайшее время.

По своей сути, все эти иррациональные объяснения представляют собой системы суждений, включающие некоторые общеизвестные факты в структуру предполагаемых отношений и зависимостей. Единственный их недостаток, обеспечивающий им обидную характеристику «иррациональные», состоит в их неоптимальности: вместо наиболее простого и вероятного объяснения выбор делается в пользу сложного и запутанного, требующего множества условностей и допущений. С этого обычно и начинают критики. «Кто-то выбирает менее вероятное объяснение вместо более вероятного, это ошибка, нужно её исправить» — примерно так рассуждает каждый блогер-популяризатор, решивший выложить на ютуб очередной ролик соответствующей тематики. Дальше обычно идут многочисленные рассуждения о когнитивных искажениях, логических ошибках или недостатках системы современного школьного образования. Вариантов масса. Однако при этом упускается из виду ряд предпосылок.

В сущности, за подобными просветительским нарративом стоит модель функционирования социума, которую можно свести к двум пунктам. Во-первых, это сверхиндивидуалистическое представление общества как простой совокупности людей. Отсюда и возникает проблема ошибки отдельного человека: раз ошибся элемент множества, то возникает опасность, что и множество в целом будет действовать неверно (а следовательно, неэффективно и опасно). Во-вторых, это упрощённый натурализм, выраженный в убеждении, что идеи распространяются в обществе по неким универсальным надличностным законами. Получается, что идеи самовольно дрейфуют от человека к человеку, а сами люди являются лишь аморфной массой безвольных носителей информации. Таким образом, игнорируется одновременно и специфика отдельного человека, и структура общества в целом.
Возможно, именно способности к организованному действию, взаимному информированию и анализу является ключевыми свойствами человечества как вида. Тем не менее, даже они имеют пределы: ресурсы мозга ограничены, и потому эволюционно в нас выработаны механизмы их экономии. Мы не прорабатываем все возможные варианты объяснения окружающих событий, а (в лучшем случае) обдумываем лишь те, что представляются нам наиболее вероятными. Например, скорее всего, ни один человек среди читателей этого текста не рассмотрел теорию искусственного создания коронавируса Биллом Гейтсом с целью чипировать население Земли хоть сколько-нибудь всерьёз. Тем не менее, гипотетически она может быть истинной (знаний обывателя недостаточно, чтобы однозначно её опровергнуть). Более того, маловероятность описываемой ею цепочки событий полностью компенсируется уровнем угрозы, которую эти события несут: вряд ли кто-нибудь из читателей хотел бы обнаружить себя в рабстве у Microsoft. Возникает патовая ситуация: выбор оптимальной стратегии поведения оказывается невозможен из-за нашей неспособности проанализировать все значимые варианты объяснений.

К счастью, никакой проблемы тут нет: всё это невообразимое множество объяснений уже проанализировано, факты перепроверены, а все аргументы давно сформулированы за нас. Именно этим и занимается творческая часть конспирологического сообщества: рассматривает общепринятую картину мира, пытаясь найти в ней слабые места. Разумеется, абсолютное большинство создаваемых ею претензий и альтернативных теорий не выдерживает никакой критики. Пусть так. Однако позитивный вклад конспирологов огромен: благодаря их усилиям любой обыватель может перепроверить свои представления о мире с минимальными издержками. Вместо длительной аналитической работы ему достаточно просто открыть интернет и взору (после некоторой фильтрации) представится полный перечень критики общепринятых убеждений. Обывателю остаётся просто соотнести аргументы за и против и выбрать ту или иную позицию.

Таким образом, деятельность конспирологов в действительности является элементом в механизме познания обществом окружающей действительности. Упрощенно этот механизм можно представить следующим образом. Относительно любой проблемы существуют условные «обыватели» (~97% социума), «эксперты» и «конспирологи». Сообщество экспертов вырабатывает рациональное объяснение (требующее наименьшего количества допущений относительно общеизвестных фактов), а сообщество конспирологов — иррациональное. Далее обыватели оценивают предоставленные им тезисы и разделяются на сторонников рационального и иррационального объяснений.
Поскольку общественное мнение возникает из суммы мнений каждого активного члена социума, то для того, чтобы общество, как познающий субъект, заняло верную позицию, нужно, чтобы соотношение первой и второй групп «обывателей» отражало степень достоверности обсуждаемой теории. В реальности почти невозможна ситуация, при которой некоторое объяснение обладало бы совершенно неоспоримой достоверностью (равно как и неоспоримой ложностью), поэтому группа сторонников конспирологии почти никогда не должна быть пустой (даже такая абсурдная теория как появление COVID-19 из-за излучения вышек 5G не является на 100% опровергнутой). Подобная «диверсификация мнений» (в противовес тотальной уверенности в самом разумном объяснении) позволяет количественно учесть правдоподобность любой гипотезы, не скатываясь в крайности. Таким образом, наличие в пространстве общественной дискуссии людей с иррациональными представлениями о мире является необходимым условием адекватного восприятия социумом окружающей действительности.

Все эти рассуждения наводят на мысль, что фигура конспиролога, в действительности, глубоко трагична. Не случайно ведь истина считается одной из главных ценностей в абсолютном большинстве культур: за свои взгляды сторонники иррациональных теорий вынуждены платить большую цену (в случае ВИЧ-диссидентов или антивакцинаторов — вплоть до собственной жизни). Однако, лишая себя себя комфорта достоверного знания, конспирологи тем самым помогают другим в его обретении. Страдающие и презираемые, но вместе с тем и совершенно необходимые, сами не понимая свой роли, они упорно и безвозмездно продолжают работу. Ценой бессознательного самопожертвования конспирологов человечество идёт по дороге прогресса. Так не мешайте им.
Made on
Tilda